Сам себе электрик!

Тех. безопасн
Заземление
Выбор кабедя...
Эл.сеть-санузлах
Проводка в потолке
Алюмин.провод
Монтаж коробок
Полярность проводов
Схемы щитков
Выбор кабедя2
Каталог сайтов
0-защита
Эл.сеть-коттеджа
Поиск неиспр...
Плоские провода...
Коробки...
Эл.сеть-ванной
Дом. щиток
Уравнив.потенциалов
Ввод коттеджа
Схемы освещения
Приёмы работы...
Установка розеток...
Требования к щитку
Система заземления
Воздуш.ответвление
Геометрия проводки
Способы соединения
Ориентация...
Выбор электросчётчика
Переход...
Особенности...
Скрытой электро...
Выбор сечения...
Высоты уст.розеток
Селективность...
Отличие устройства...
Структура электр...
Маркировка пров.
Устан. штепсельных...
Типы УЗО
Выбор заземления
Виды проводки
Типы проводов
Соединённым шлейфом
Применение УЗО
ЗАЗЕМЛЕНИЕ....
Розет груп...
Выбор УЗО
ПРОЕКТ
Как отличить...
Дифавтоматы
Сколько...
Тип автомата
Номинальный ток
доп.Карта сайта

Хай-тек и сопутствующие стили.

Дизайн, интерьер

Хай-тек и сопутствующие стили.

Ироничность, космический масштаб и лаконичность, умноженные на технический прогресс, внесли очередной нюанс в архитектурную стилистику современности: вынос каркаса и инженерных коммуникаций на поверхность здания, обозначивших направление хай-тек (высокая технология) в общих границах постмодернизма, но с перерождением его стартовых деклараций. Вынос коммуникационных узлов за функциональные пределы плана уже был осуществлен в деликатной манере Л. Каном в проекте здания Медицинских лабораторий Пенсильванского университета в Филадельфии (США., 1961 г.). Но практика хай-тека придала этому разделению драматизм выворачивания здания наизнанку с безжалостным подчеркиванием антигуманности и гигантизма суперурбанизированного города.

В 1979 г. архитекторы М. Пиано и Р. Роджерс строят в Париже Центр искусств им. Ж. Помпиду, все коммуникационные системы которого (наклонный эскалатор для посетителей с одной стороны здания, инженерные разводки с раскрашенными в разные цвета трубопроводами — с другой) вынесены за пределы экспозиционных залов (рис. 11.7.32).

В это же время в Берлине строится сияющий штампованным алюминием Конгресс-халле (1979 г., архитекторы Р. Шулер и У. Шулер-Витте); его антиархитектура, уместная по соседству с широким железнодорожным полотном со множеством рельсов, вежливо дистанцирована от исторической части города (рис. 11.7.33).

В 1980-е гг. на острове Манхэттен — деловом центре Нью-Йорка, плотно застроенном небоскребами — появляются облицованные зеркальным стеклом здания-призраки, отражающие свет и динамику уличного движения и иллюзорно разряжающие тесноту бетонных ущелий.

В 1990-е гг. в архитектурном формотворчестве Запада сбрасываются все ограничения и условности стилистической корректности. Архитектура все чаще становится откровенным орудием рекламы и там, где недостаточно экспрессивны формы здания, прибегают к т.н. перформансу, динамичному театрализованному действу, в которое вовлекаются архитектура, светомузыка, визуальные эффекты, подвижная скульптура (мобили) и т.п. Необъяснимо с точки зрения художественной логики, но, вероятно, доходно, странное занятие окутывать тканями или блестящей фольгой крупные здания или даже мосты.

Но не надо думать, что современная архитектура стремительно превращается в арену соревнования безумных идей — и только.

 

С возрастанием населения Земли растет степень ее урбанизации, наступающей на живую природу и уничтожающей ее зеленые легкие. Архитектура как программирующее начало строительной деятельности человека в высокой мере несет ответственность за колоссальный ущерб, нанесенный экологическому балансу планеты.

В связи с этим расширяются исследования и разрабатываются проекты экологичной архитектуры, архитектурной бионики (заимствующей структурные принципы и конструктивные секреты живой природы) [14]. Развиваются два направления, смягчающие отношения человека с окружающей средой.

Первое имеет целью создание автономного, независимого от внешнего мира комфорта обитаемых зданий. Очень характерно появление в пространственных решениях крупных общественных зданий, расположенных в центрах задыхающихся от ядовитых испарений городов, больших атриумов — просторных застекленных оранжерей-холлов с кондиционированием воздуха, цветами и фонтанами.

Другое, более радикальное по своим целям, ориентировано на строительство, минимально нарушающее ландшафт, рассчитано на сокращение энергозатрат и снижение количества вредных выделений от сжигающих топливо автомобилей и электростанций, на использование возобновляемых энергоресурсов ветра, солнца, воды.

Проектируются умные дома, в функциях которых не только автоматическое включение и выключение света в проходных помещениях, но и контроль за состоянием здоровья жильцов. Специальные датчики контролируют и корректируют состав и температуру атмосферы дома, а анализаторы в ванной и туалете вовремя напомнят о необходимости визита к врачу.

Составляются прогнозы расселения землян в городах, имеющих вид пространственных структур (рис. 11.7.34). Моделируются формы среды обитания в космосе и глубинах океанов.

Анализ стилистических направлений российского дизайна на XXI в. делать еще рано, однако тенденции его развития вполне определились.

Насыщение среды обитания электронным бытовым и информационным оборудованием и вытеснение старых атрибутов интерьеров (исчезновение книжных шкафов и появление домашних кинотеатров, радикальная смена технологии приготовления пищи и т.д.) стимулируют дальнейшее развитие идеологии хай-тека, импонирующего лаконичностью, стерильностью, эстетикой индустриальных форм (рис. 11.7.35).

 

На другом полюсе — кич, не ограничивающий себя никакими идейными установками кроме индивидуальных предпочтений, близких модернизированным вкусам бидермайера и техническому нигилизму [116].

Опора на ретроматериал характерна для дизайна, претендующего на системность решения, упорядоченность, апеллирующую к классике, из которой заимствуются тектонические и художественные мотивы. Это — отзвуки постмодернизма. В недрах кича сложились истоки Ар деко, сопоставляемого иногда с Ар нуво (модерном) в претензии на подобную историческую роль. Если формально истоки модерна, образно говоря, находятся в прохладных морских глубинах, а катализатор художественных образов — в искусстве Японии, то адепты Ар деко, откровенно обозначив его как декоративный стиль, черпают вдохновенье в мире историко-этнических ближневосточных образов: в подборе визуально жестких отделочных материалов, яркости красок и символическом натурализме живописи, геометрического орнамента и упругих изображений энергичных хищных животных, обилии мелкой пластики из желтых металлов, демонстрируя в целом сухопутный экспрессионизм. В терминологии фэн-шуй Ар нуво — это инь, а Ар деко — ян.

Однако заметнее всего проявляется тенденция реализации индивидуального творческого потенциала, не скованного стилистическими канонами и обязательствами перед историей и средой, принимающего и решающего дизайнерские (ибо все настойчивее реализуются попытки превращения архитектуры в претенциозный дизайн) задачи в духе бихевиоризма — на основе наличных коммерческих требований и возможностей, существующих в данный момент вкусовых предпочтений и доступных материалов (рис. 11.7.36).