1

Объект и пространство. Их визуальные свойства.

Видимые объекты формально различаются в соответствии с преобладающими признаками как линейные, плоскостные и объемные. Признаки эти достаточно условны, поскольку физически все существующие объекты трехмерны, даже тонкий стержень или лист бумаги [62].

Визуально единичный объект характеризуется следующим набором свойств:

1) дистанцией от точки его наблюдения;

2) размером и силуэтом;

3) характером членений;

4) свойствами поверхности.

1. Чем ближе наблюдатель к объекту, тем большую информацию о его свойствах он может получить. Однако для создания наиболее полного, достоверного и эстетически благоприятного впечатления об объекте полезно найти оптимальную дистанцию и угол зрения для его наблюдения. Художественно ценный объект, лишенный возможности обзора, раскрывающего его достоинства, теряет свои выразительные качества. Так, многие архитектурные памятники в городах скрыты окружающей высокой застройкой, а размещение красивого панно на стене длинного узкого коридора композиционно нецелесообразно.

2. Размер объекта в сопоставлении с дистанцией обзора дает предположительную информацию о его функциональном назначении и логике его размерных отношений с другими объектами. Его положение в пространстве, выраженное в системе координат, фиксируется в виде массивного объема, плоской вертикали или горизонтально протяженного   тела   простых   геометрических форм, имеющих дополнения, определяющие особенности его силуэта и общий пропорциональный строй.

3. Дальнейшее приближение к объекту и анализ его форм позволяют судить о дифференциации его объема и поверхности членениями, имеющими естественное или техническое происхождение (каменная кладка, ярусы этажей). Членения представляют один из самых продуктивных ком позиционных приемов, придающих посредством различных интервалов деления формы по всем направлениям впечатление его равновесия или динамичности, пропорциональных соотношений частей и целого, весовых ассоциаций.

Вертикальные членения объекта позволяют судить о нем как о совокупности горизонтально сопряженных элементов, распределенных по принципу симметрии—асимметрии с выявлением главных и подчиненных деталей, гармонично сплоченных пропорциональной соразмерностью (рис. II 1.4.1).

Объект и пространство. Их визуальные свойства.

Горизонтальные членения, распределяющие слои объекта по вертикали, предназначены для выявления его весового, тектонического строя.

Напомним, что под тектоникой понимается логика силовых и весовых соотношений между несущими и несомыми частями конструктивных систем, осмысленная в художественных образах. Например, тектоника стоечно-балочной конструкции, выраженная любым из античных ордеров, демонстрирует упругое и надежное сопротивление колонн тяжести верхнего строения, выразительно усиленное сплющенным эхином, слегка пружинистым силуэтом опор. Термин тектоника вообще удачно используется для характеристики любых гармоничных структурных построений, совпадая с расширенным применением термина архитектура (тектоника поэмы, архитектура симфонии).

Особенности зрительного аппарата человека, обусловленные историческим генезисом его развития как инструмента реакции на состояние внешней среды, формируют более тонкое восприятие нарушений в равномерных интервалах вертикальных членений и точно регистрируют их нарушение. Слоистые членения в виде горизонтальных линий способствуют визуальной оценке высоты объекта, они воспринимаются в сопоставлении менее точно; лучше, если они контрастны по толщине слоев, тогда они более выразительны в тектоническом смысле. Разница в точности восприятия членений по вертикали и горизонтали обусловлена тем, что привычная для человека зона видимости среды простирается по горизонтали, где происходят основные жизненно важные события, требующие быстрой реакции; наблюдение же вертикальных объектов под большим углом зрения требует тренированных навыков для правильной оценки высоты, адаптации глаза и сознания к убывающей перспективе членений.

Наличие членений, сопоставимых (по опыту) с человеческим ростом (например, дверь), позволяет при дальнем обзоре более точно определить высоту расчлененного по горизонтали сооружения. Отсутствие членений на крупном сооружении обезоруживает зрителя изъятием ориентиров и может создать впечатление устрашающей громадности сооружения (пирамиды в Гизе).

4. Приблизившись к объекту вплотную, вы можете определить его фактуру: гладкую, зернистую, из грубо около того камня, его температуру и цвет. Правда, цвет можно увидеть и издалека — в этом случае окраска, как известно, размывается голубоватой воздушной дымкой. На месте цвет представляется более насыщенным, но надо помнить, что архитекторы подбирали краску такой насыщенности, которая даст максимальный эстетический эффект при наблюдении здания именно на дистанции.

Фактура и окраска придают объекту, нередко вопреки реальности, качества массивности или легкости, большей или меньшей плотности материала.

 

Объект и пространство. Их визуальные свойства.

К непосредственному впечатлению об этих качествах добавляется работа воображения, дополняющая и усиливающая впечатление об объекте, что используется целенаправленно в архитектуре и дизайн-проектировании.

Например, ощущение визуального баланса сохраняется при сопоставлении веса крупного светлого объекта рыхлой фактуры и небольшого объема темной окраски с блестящей металлизированной поверхностью, вызывающего ассоциации с тяжелым предметом {рис. III.4.2).

Цвет объекта выявляется более отчетливо при интенсивном освещении нейтрально-белым светом, фактура — при контрастном освещении, направленным под острым углом к поверхности. Кроме определения фактурности, таким приемом проверяют качество штукатурных работ, направляя луч света параллельно стене возможно ближе к поверхности.

Использованный дифференцированно на поверхности объекта цвет, наряду с членениями, создает дополнительные эффекты в выявлении главного элемента сложного объекта, усилении тектонического акцента. Из двух одинаковых объемов более тяжелым, пригруженным представляется тот, что закрашен в верхней своей части темным цветом.

Группа объектов, которая потенциально может образовать композицию, воспринимается во взаимосвязях, вскрывающих принципы гармонизации на основе как равенства, так и конкурентности. Группа может состоять из отдельных объектов, но может, например, быть скомпонованной из деталей, принадлежащих одному объекту.

Прежде всего, определяя количество значимых элементов, входящих в композицию, нужно знать выводы психологов о том, что глаз может одновременно воспринимать группу из 7 + 2 объекта. Это тот максимум, за пределами которого восприятие композиции размывается, и она теряет целостность, имеющую границы.

Пространственный разброс объектов, даже имеющих формальное и содержательное единство, ослабляет магнетизм их слияния в композицию.

Вскрыть свойства наблюдаемой группы объектов — означает найти средства и приемы формирования композиции.

Интервалы между объектами являются одним из важнейших средств организации композиции. Выделяют три типа взаиморасположения элементов композиции (рис. III.4.3):

- ритмический ряд, в формировании которого

участвуют объекты и интервалы между ними с программированной формулой расположения в виде геометрической, арифметической, гармонической прогрессий;

- метрический ряд, частный случай ритмического, основан на взаиморасположении элементов с равными интервалами;

- метроритмический    ряд,    объединяющий свойства и принципы элементов двух первых типов взаимного расположения. Приведенная классификация интервалов между объектами применима и к членениям поверхности, рассматриваемой как композиционное поле (плоскость или трехмерное пространство, где формируется композиция). Относительно визуального впечатления от рядов проф. В.Ф. Кринский, выдающийся исследователь законов архитектурной композиции, писал, что метр дает впечатление ясности, а ритм — выразительности.

Сопоставление объектов по свойствам основано на их сравнении по величине, форме, цвету, фактуре и другим параметрам. Различают три уже известные вам уровня градаций сравнения: тождество, нюанс, контраст.

Психологической окраской режима наблюдения группы объектов (или целостного агрегата, расчлененного на элементы) объясняется постановка вопросов: где центр, что здесь главное? Ответ — в композициях, естественно образовавшихся в природе или созданных человеком по правилам соподчинения:

1) предпочтительным расположением основного элемента в центре (не обязательно симметрично);

2) объект равный среди равных выделяется из ряда выдвижением вперед — вверх — вниз в зависимости от конкретных условий композиционного поля;

3) вводом интервала отчуждения или разграничивающих элементов (охраны);

4) добавлением отличающих признаков — цвета, логотипа, геральдики, активных членений, акцентирующих на нем внимание (рис. 111.4.4)

Объект, выделяющийся своими размерами, силуэтом, доминирует в композиции. Если сопоставить смысловой объем терминов композиционный акцент и доминанта, то в природе мы найдем иллюстрации в виде, например, созревшего кочана капусты в венчике широких листьев (это доминанта) и сидящей на нем бабочки (это акцент).

Объект и пространство. Их визуальные свойства.

Или наседки, доминирующей среди цыплят. Природные аналоги очень поучительны и для формирования искусственных композиций не только по факту соразмерности, но и гармоничности форм и цвета. Наблюдения над природными формами стали неисчерпаемым источником творческих впечатлений, трансформированных в архитектурные образы античности, готики, модерна, тектонических (бионических) структур, современных сооружений и дизайнерских находок, оперирующих богатым арсеналом архитектурных достижений прошлого и эффектами их современного прочтения (см. рис. 1.4.13).

Функциональное распределение ролей доминанты и акцента конкретизирует их участие в качестве средств формирования композиции [95].

Доминанта, как правило, является несущим ядром (массивом, плоскостью) композиции, акцент — средством ориентации внимания и закрепления смыслового композиционного центра.

Выделенные на основе простой визуальной оценки свойства, присущие единичному объекту и ограниченному множеству объектов (или элементов, составляющих сплоченный агрегат композиционно организованной плоскости или объема), резюмируются следующим списком:

- дистанция наблюдения;

- интервалы (ритмические и метрические ряды);

- размер и форма;

- тектоника и весовые соотношения;

- членения;

- свойства поверхности (фактура и цвет);

- тождество, нюанс, контраст как сопоставление свойств;

- соподчиненность (выявление доминанты и акцента).

Каждое из этих свойств входит в первый эшелон средств формирования композиции в архитектуре и дизайне.

Есть другие свойства, оцениваемые метафизически, т.е. реализм видения преломляется психологически более сложными уровнями мышления, раскрывающего художественный образ объекта работой воображения, тренированного жизненным опытом и оперирующего ассоциациями, которые опосредуют представление художественной формы так, как ее оценивает креативное (творческое, созидательное) сознание.

В качестве поясняющего примера приведем суммарное впечатление от пребывания на солнечной поляне у реки. Кроме запоминающихся зрительных образов леса, травы, искрящейся бликами воды, в памяти подсознательно отпечатываются тепло солнечных лучей, дуновение ветра с ароматом скошенного сена и прибрежной мяты, шум деревьев и крики детей, играющих в мяч. Грамотное использование этих подсознательных впечатлений в создании среды, имитирующей в замкнутом пространстве эффект пространства вольного, поможет дизайнеру, получившему задание преобразовать темный подвал в гостеприимное кафе Одуванчик или Поляна, достоверно имитировать соответствующую названию среду, используя широкоформатный лайт-бокс с изображением летнего пейзажа, к которому примыкает небольшой бассейн с валунами, а вентиляторами создается теплое дуновение легкого ветерка с летними ароматами.

Понятно, что такое решение более эффектно и психологически более точно, нежели устройство фальшокон, светлая окраска стен, цветные фотографии пейзажей и устроенный для намека на деревенский дизайн плетень.

К числу композиционных средств второго эшелона — воспринимаемых неискушенным дизайнером как область интуитивных стимулов, но грамотным проектировщиком как вполне управляемые рациональные основы профессионального решения — относятся пропорции формы, масштабность объектов, иллюзии зрительного восприятия и ассоциации.

Пропорции в общем случае определяют размерные соотношения по числовой величине и геометрическим параметрам объектов, в которых наблюдатель ищет закономерности структурной гармонии, воспринимаемой бессознательно (на основе забытых в данный момент аналогов) или сознательно — тренированным глазом.

Свойство человеческого разума анализировать окружающий мир и его явления генетически на биопсихологическом уровне закреплены в способности выделять из интегрированного солнечного спектра основные цвета, в колебаниях звукового генератора — музыкальные ноты, в прямоугольной плоскости — скрытую модульность и определенность кратного соотношения сторон и самого силуэта.

Подсознательный чувственный анализ форм двух представленных прямоугольников (рис. 111.4.5), фиксирует структурную понятность прямоугольника, состоящего из двух квадратов. В другом прямоугольнике одна сторона больше другой на некоторую длину d. Если глаз установит, что d четыре раза укладывается по высоте прямоугольника, ясность пропорционального строя станет установленной, пусть даже она формальна.

Замечено, что визуальная расшифровка наблюдаемой формы, уяснение ее структурного кода (что делает ее знакомой) значительно облегчают аналитическую работу глаза, а уменьшение затраченной им энергии на осмотр объекта есть одна из составляющих эстетического эффекта.

Простые пропорциональные соотношения в членениях одной формы или сравнении нескольких объектов по своей рациональности базируются на элементарной связи числовых и геометрических приемов формообразования (рис. 111.4.6).

Закрепленная несложными формулами неслучайность соотношений упорядочивает процесс формообразования, вносит в него организующее начало, устраняет эффект неблагоприятного впечатления от неопределенности, структурной вялости форм.

Объект и пространство. Их визуальные свойства.

Пропорциональные отношения, выраженные рядом натуральных чисел и числовыми рядами, имеющими различные интервалы с единым образующим коэффициентом (например, ряд чисел 2, 4, 8, 16, 32 со множителем 2) образуют простые пропорции в виде арифметической или геометрической прогрессий, представленных линейными или двухмерными формами.

Формообразующая ценность рядов заключается в гармоничном сцеплении любых трех соседних объектов, характеризуемых как композиционные элементы, входящие в структуру одной из прогрессий.

Геометрическая интерпретация простых пропорций выражается в приемах пропорционирования на основе подобия форм, где числовые показатели могут и не учитываться. Факт подобия проверяется и подтверждается выявлением параллельности или взаимной перпендикулярности линий, образующих контур формы. Для прямоугольников такой проверкой является установление параллельности или перпендикулярности его диагоналей (рис. 111.4.7) [34].

 

Объект и пространство. Их визуальные свойства.

Визуальные соотношения условных линий, соответствующих линии горизонта и вертикали отвеса, отражающей вектор гравитационных сил, стали привычной составляющей земной архитектуры, критерием конструктивного доверия и эстетической целесообразности в этой области.

Прямой угол их пересечения в практике и проектировании является основой конфигурации композиционных полей и параметров созидаемых объектов. И при выявлении пропорциональных отношений в качестве эталонных составляющих подбираются прямоугольники, из которых квадрат представляет наиболее простой и удобный модуль, а из треугольников — прямоугольный равнобедренный, египетский с соотношением сторон 3 : 4 : 5 и равносторонний, а также круг. Такой отбор произошел еще в древности, когда строители при разбивке плана сооружения и установлении его высоты опирались на натурное пропорционирование с помощью шнуров и колышков для обозначения в первую очередь основных габаритов объекта. Формальные упражнения по установлению пропорционального строя важного сооружения, его отдельных элементов нередко носили сакральный, мистический характер, связанный с космическими представлениями и религиозными канонами. Посвящение в магию чисел, формул, законов движения планет, соразмерности Мира, принципов измерения и владение мерными эталонами было одной из монопольных привилегий касты высших жрецов и чиновников. Извлечение из небытия установленных в Древнем мире (и не потерявших значения в наше время) приемов и условностей формообразования помогло ученым, занимавшимся изучением тайн пропорционального совершенства и гармонии в архитектуре, выявить ход мыслей зодчих, технические закономерности их материализации.

Использование взаимно перпендикулярных диагоналей дает дополнительные соотношения и принципы членения формы. Но геометрическая конкретность пропорционирования с привлечением диагональных построений, а также операций с многоугольниками, выходит за пределы соотношений, определяемых простыми числами.

Повышенный интерес к геометрическим структурам декора в эпоху готики приводит к поиску систем гармонизации многоугольников, вписанных в круг. Их линейные и циркульные построения выявили более тонкие пропорциональные соотношения, реализованные в произведениях выдающихся художественных достоинств.

Однако история поиска наиболее гармоничных отношений в художественных произведениях и архитектуре основана не только на результатах формальных экспериментов в области геометрии.

Изучение природных форм как источников художественного образа, их копирование и стилизация, обусловленная технологией обработки камня, дерева и других материалов, а также подчинение найденных пропорций требованиям визуальной оценки, учитывающей представление о тектонике и перспективном сокращении размеров, программируемое впечатление и, наконец, антропометрические сопоставления расширили базу поиска и накопления средств гармонизации объектов художественного творчества [37]. Венцом достижений в познании гармоничных соотношений явлений и объектов природы, созданного человеком мира вещей и организованной среды обитания является пропорция золотого сечения, впервые описанная еще в III в. до н.э. Евклидом в виде способа деления отрезка в крайнем и среднем отношении так, что его общая длина относится к большему как больший к меньшему, т.е. 1 : х = х : (1 — х) (рис. III.4.8). Здесь х представляет среднюю пропорциональную величину между всем отрезком и его меньшей частью. Секрет совершенства данной пропорции — в сохранении постоянства соотношений при ее развитии; ее так и называют — пропорция роста. В числовом выражении она может быть представлена рядом Фибоначчи (прозвище итальянского математика Леонардо Пизанского), где каждое последующее число равно сумме двух предыдущих:

1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, 34 — здесь соотношения двух соседних чисел, начиная, примерно, с 13/21, уточняются и стабилизируются на цифре 0,618, что соответствует численному выражению Евклидовой формулы 1/х = х/(1 - х);

х2 + х — 1 =0;х = 0,618. Меньший отрезок равен 0,382.

К числу свойств золотого сечения относится интригующая лаконичность и единая модульность средств его формирования; например:

0,6182 = 0,382;

1,618x0,618 = 1;

0,6182 + 0, 6183 = 0,618;

0,618:0,382 = 1,618.

На рис. III.4.9 линейная и двухмерная интерпретация ряда Фибоначчи иллюстрируют процесс

Объект и пространство. Их визуальные свойства.

 

 

Объект и пространство. Их визуальные свойства.

стабилизации пропорций золотого сечения соотношением сторон построенных прямоугольников, диагонали которых становятся параллельными, а прямоугольники — подобными.

В живой и неживой природе развивающиеся в соотношениях золотого сечения, или божественной пропорции, системы наращивают свою форму структурными преобразованиями, обусловленными генетической программой чаще по принципу гномонических преобразований (гномоном называется такая фигура, которая, будучи приложена к основной фигуре, образует ей подобную).

По принципу гномона образованы логарифмическая спираль, структурная основа космических спиральных туманностей, спиральных раковин моллюсков, молекула ДНК, кристаллические решетки и другие явления природы, представляющие результат самопостроения формы на основе золотого сечения.

Подобным образом построены форма птичьего яйца, расположение семян на плодовой корзинке подсолнечника и чешуек сосновой шишки, мутовки пальчато-перистых листьев растений и интервалы ярусного расположения веток на стволе, пропорции человеческой фигуры и ее отдельных частей [139].

Всепроникающие пропорции золотого сечения в структурном построении развивающихся форм могут расцениваться как универсальный закон формообразования по принципу геометрического подобия. Именно внимательные наблюдения и использование природных подсказок обогатили интуицию античных архитекторов, создавших удивительно гармоничные сооружения.

Нужно также учесть, что при отсутствии единых установленных систем мер им приходилось пользоваться приемами соразмерности, опираясь на условно усредненные телесные размеры: размах рук, локоть, ладонь, пядь. Каждая цивилизация и эпоха разрабатывали для себя свои размерности, пока это не стало тормозом мировой торговли.

Первые обобщенные официальные меры фиксировались в прежней, телесной терминологии (сажень, фут, локоть), пока не была принята общемировая метрическая система мер, потерявшая в своей индустриальной абстрагированности антропометрический смысл, особенно важный в архитектурной деятельности.

Попытки восстановления пространственных соразмерностей в архитектуре с учетом пропорций человеческой фигуры (стимулированные, видимо, эргономическими исследованиями) были сделаны Ле Корбюзье, разработавшим шкалу Модулера, с которой можно ознакомиться по публикациям автора; ступенчатый принцип ее построения близок взаимопроникающей гармонии золотого сечения (рис. 111.4.10) [59].

Если в древности инструментом практики формообразования сооружения служили (при словесной выдаче задания) натурные трассировки на месте постройки, то в последующем состоялся развод процессов проектирования и строительства, опосредованный принципом подобия чертежа и натуры.

Прикладное пропорционирование в дизайне опирается в равной мере на использование арсенала простых формальных соотношений и сложных, во многом зависящих от схватывания их тренированным глазом и художественной интуицией, представлений о гармонической взаимосвязи форм, закодированной пропорциями роста.

Предметное воплощение пропорций в материал объекта осуществляется модулированием соразмерностей стандартными единицами измерения (метр, фут) или размерами элементов (кирпича, ж/б панели, высоты этажа), количеством которых оговаривается пропорциональный строй сооружения (например, число венцов сруба).

Масштаб определяет количественную оценку объективно существующей формы, а масштабность — чувственную, качественную оценку впечатления от формы [48].

Кратность соотношения размеров проектируемого объекта с его предполагаемыми реальными размерами на основе геометрического подобия определяется масштабом, который является техническим средством перевода чертежа в материал.

Объект и пространство. Их визуальные свойства.

 

Первая стадия проектирования, т.н. визуализация проектной концепции, результируется генеральным изображением объекта в малом масштабе, позволяющим в полном объеме с дистанции увидеть суть замысла, оценить его функциональную целесообразность, драматургию пространственного решения, художественные достоинства.

Масштабная обусловленность изображения на проектных носителях (бумага, компьютер) всего объекта и составляющих его деталей дает возможность их последующей частной разработки в относительно независимом рабочем режиме и более крупном масштабе, приближающем точность формообразования к натурным размерам.

Масштаб, таким образом, есть инструмент оценки объективной величины объекта и мост, связующий проект и строительную (или отделочную) практику.

Масштабность же есть результат субъективной чувственной оценки размеров наблюдаемой формы или здания, основанной не столько на нейтральном визуальном впечатлении, сколько на эмоциональном резонансе полученной многообразной визуальной информации.

Индивидуальные меры масштабности обобщаются в социальных представлениях о величии или приземленности, грандиозности или легкости, лаконичности или декоративной перегруженности. Материал для заключения о масштабности дает корреляция размерности объекта и его членений с ассоциативным опытом наблюдателя. Например, небольшое по реальным размерам здание с мелкими членениями кажется более крупным в сравнении с сооружением таких же габаритов, но с укрупненными членениями формы (рис. III.4.11).

Объект и пространство. Их визуальные свойства.

Немаловажное значение имеет соотнесение размеров объекта с антропометрически обусловленными величинами (высота двери, этажа, ордерной системы). Игнорирование связи форм современной архитектуры с привычными эталонами размерности вызывает ощущение потерянности и психологического дискомфорта, ломает сложившиеся впечатление о масштабе городской среды {рис. 1114,12).

Объект и пространство. Их визуальные свойства.

 

Исключение знакомых индикаторов длины и ширины малых форм, проемов лишает наблюдателя опоры в оценке размеров сооружения и его интерьеров, но нередко служит целенаправленным приемом для создания программируемого визуального эффекта. Нерасчлененность граней египетских пирамид и лаконичность силуэтов храмовых пилонов вызывают впечатление устрашающей грандиозности и величия.

Оптические искажения, возникающие при наблюдении высотных объектов, особенно вблизи, способствуют созданию впечатления оседания объекта. Правда, и в этих случаях формируется своеобразный эффект беспредельной высоты сооружения. Некогда испуг при виде уходящей вверх в утреннем тумане громады собора св. Софии в Константинополе заставил вторгшихся кочевников спешно покинуть город. Вытянутые вверх подкупольные барабаны русских церквей — результат корректировки по визуальным соображениям.

Осознание масштабной соразмерности сооружений напрямую связано с представлениями об их функциональном назначении. Жилому зданию более свойственна масштабность, сообразная его поэтажной структуре, общественному зданию — крупная масштабность больших пространств, объемов неординарного силуэта.

Ошибки в композиционной трактовке фасадных поверхностей и силуэтов могут привести к масштабному диссонансу и даже к ложному представлению о подлинном содержании архитектурных объектов.

Корректировка масштабных несоответствий осуществляется либо вставкой в композиционное решение объекта дополнительного элемента, служащего опосредующей ступенью к познанию истинной размерности — такую роль нередко играет накладной ордер с его структурно ясными и антропометрически осмысленными членениями — либо композиционной перелицовкой архитектурного образа за счет ввода или ликвидации членений.

На впечатление о масштабности объекта работает и соответствующая поддержка окружения. Памятник небольшого размера вызывает впечатление импозантности (психологически близкое крупной масштабности), если подступы к нему решены лаконичными респектабельными приемами (широкая аллея, крупные деревья, строгий дизайн малых форм). Смена представлений о масштабности сооружения нередко складывается исторически в связи со сменой окружения (рис. 111.4.13).

Сопоставление функционально-композиционных решений комплекса жилых зданий с мелкоразмерной структурой их фасадных членений и крупного объема общественного сооружения сообщает выразительность всему ансамблю за счет поляризации впечатлений о масштабности частей, его составляющих (рис. 111.4.14).

Операции масштабирования пространства затрагивают и формообразование предметов наполнения интерьеров, которые нередко отображают миниатюризацию, точнее, антропологизацию форм внешней архитектуры.

Объект и пространство. Их визуальные свойства.

 

Объект и пространство. Их визуальные свойства.

Принципы ордерных членений и их копирование в предметах мебели и их членениях исторически закрепили приемы гармонизации форм интерьера и экстерьера, их взаимной стилистической корректировки.

Мебель барокко и ампира узнаваема по стилистике фасадного декора, готики — по строгости форм и лесному орнаменту.

Для повышения выразительности внешнего облика сооружения и интерьера пользуются, в общем, одинаковыми средствами: ритмом горизонтальных и вертикальных членений, верхним или нижним расположением декоративных поясов, корректировкой оптических искажений, масштабными соотношениями пространства и включенных в него художественных акцентов, учетом разницы образных впечатлений от ортогонального чертежа и реализованного объекта, наблюдаемого в разных перспективных ракурсах.

Все эти средства и композиционное мастерство архитектора и дизайнера целенаправленно мобилизуются для создания необходимого впечатления масштабности, осознаваемой как естественный результат логичного сплава функции и художественной образности.

Впечатление масштабности через материал объекта фактически соответствует эффекту восприятия членений (крупная рустованная кладка, ж/б панели, бревна сруба, переплеты витража) (рис. 111.4.15). Однако, учитывая то, что восприятие композиционной выразительности требует определенного дистанционного удаления наблюдателя, мелкий размер видимого материала (кирпич, плитка) участвует только в создании впечатления о технологичности возведения здания.

Сказанное выше о масштабности относится к образной оценке зданий извне, когда достоверный результат дает наблюдение с расстояния, оптимального для объектов с различной компоновкой масс. Здание горизонтальной протяженности, чтобы оно поместилось все и сразу в охватываемом глазом пространстве, придется наблюдать с дальней дистанции, как и очень высокие объекты, либо их композиции должны учитывать последовательность обзора. Для зданий средней высоты и небольшого объема дистанции наблюдения соответственно сокращаются, меняется и характер их детализации.

Переходя к оценке масштабности интерьера, нужно прежде всего иметь в виду небольшие дистанции обзора пространства и предметного наполнения, его границы в виде стен и окон либо визуально удлиняющие взгляд перспективы планировочно связанных помещений.

В масштабности крупных зальных помещений, бесспорно, самую активную роль играет антропометрия предметного наполнения и широкий диапазон абсолютных размеров членений среды. С размельчением пространственных параметров связана организация жилой среды, где по-своему также может создаваться впечатление большей или меньшей масштабности приемами окраски поверхностей, уровнем предметной насыщенности и включением деталей, утонченных по рисунку (изящный стукковый рельеф стен) или нарочито массивных (оформление портала камина грубо-околотым природным камнем) с тем, чтобы их масштабность не была взаимно противоречивой.

Акцент ориентации на человеческий масштаб имеет разную силу для помещений бытового назначения и социально значимых. В первом случае габариты человека напрямую определяют пространственные нормативы интерьера. Кочевники Монголии для установления размеров круглой юрты перед ее изготовлением очерчивали на земле круг радиусом, равным росту заказчика с вытянутой вверх рукой, что равно примерно 2 м, чем формировалась площадь равная 12,5 м2. Квадратура такого круга дает площадь 16 м2 — достаточную, по мнению социологов, для обитания одного человека, даже оседлого.

 

Объект и пространство. Их визуальные свойства.

Интерьер капеллы Медичи во флорентийской церкви Сан-Лоренцо создан Микеланджело в масштабе, отвечающем размерам установленных там скульптур, но не человека. Впечатление торжественной масштабности усилено исключением мелкой архитектурной деталировки в пространстве капеллы (рис. III.4.16).

Мерой масштабности крупных выставочных залов, вокзальных дебаркадеров, цехов выступают поезда, станки, выставочные инсталляции, подвижное и стационарное оборудование. При этом в интерьер все же включаются элементы мелкого масштаба, очеловечивающие образ пространства: информационные устройства, малые формы, мелкий ритм членений крупных частей (оконные переплеты, двери, детали ордеров и раскреповки). Иными словами, проблемы визуальной соразмерности крупного пространства решаются ступенчато, с использованием систем переходных размерных шкал. Четкость дифференциации этих систем придает функциональную определенность пространству и эстетическую полноценность организованности, воспринимаемой как источник психологического комфорта [142].

Контрастное сопоставление пространств при переходе из тесного низкого помещения в просторный светлый зал создает своеобразную игру впечатлений — этот эффект сознательно используется в архитектуре и дизайне (рис. 111.4.17).

Композиционное единство, гармония целого и частей в интерьере общественного здания достигаются с учетом пульсирующего режима его наполнения массами людей, которые сами составляют часть интерьера — часть весьма разнообразную и подвижную. Обязательность внимания к этому компоненту при составлении концепции дизайн-проекта настраивает проектировщика на сдержанность и лаконичность решения пространства, представляющего собой фон действия (см. рис. 11.7.20).

Высокий художественный эффект заложен в выразительных и тектонически целесообразных конструкциях большепролетных перекрытий и мощных опор, расчленяющих пространство и придающих ему структурный ритм и масштабность (рис. 111.4.18).

Объект и пространство. Их визуальные свойства.

 

Объект и пространство. Их визуальные свойства.

Наконец, декоративные элементы, плоскостные и объемные, создают художественные акценты и ритм многоплановости интерьера, трактуемого как сцена.

Расширение информационного культурного поля цивилизации и усреднение общечеловеческих критериев художественной ценности форм и масштабов современной архитектуры (достаточно вспомнить глобальный успех т.н. международного стиля зданий из остекленного стального каркаса в 60-е гг. XX в.) способствуют выравниванию мер масштабных представлений; тем не менее сохраняются этнические различия в оценке размеров, декоративной насыщенности и степени расчлененности среды, обусловленные традициями народного искусства, сложившимися пространственными ассоциациями, уровнем цивилизованности. Индийская архитектура в фасадах и интерьерах отличается особой насыщенностью членениями и обилием декоративных деталей, дробящих впечатление эффектностью орнамента и отвлекающих внимание от целого. Архитектура Японии, напротив, создает впечатление целостности и гармонии за счет ясности объемов и отточенной лаконичности форм, правдиво отображающих масштаб организованного пространства (рис. 111.4.19).