Экология

Экология

Экология

Формулируемая разделами эргономики, науки в целом антропоцентричной, односторонняя оценка влияния факторов окружающего пространства на условия комфортности среды обитания представляется в совершенно ином свете, если, изменив вектор предпочтений, рассмотреть отношение человека к природе.

Выясняется, что антропогенные воздействия на окружающую природу, об опасных последствиях которого предупреждали еще древние мыслители, достигли в настоящее время подлинно устрашающих масштабов.

Об интенсификации процессов нарушения природного баланса планеты усилиями человека свидетельствует исчезновение многих видов растений и животных (обеднение разнообразия экосистемы даже на 10% ведет к ее необратимой деградации), изуродованный ландшафт города, отравленные вода, почва, атмосфера, города, погибающие от удушья и мусора. Впечатление близости конца света усугубляется природными катастрофами: землетрясениями и потеплением, грозящим вселенским наводнением.

Притупление чувства опасности с привыканием к сюжетам насилия, убийств, космических катастроф (со вкусом разрабатываемых средствами массовых коммуникаций) гасит проблески общественного сознания относительно сроков апокалипсиса. Колокол звонит, его слышат, но никто не торопится спасать мир, хотя для всех ясно, что выживание человека возможно только при сохранении жизни на Земле, где он является частью экосистемы — частью, к сожалению, алчной и безответственной.

Несть числа провидцам, которые в разной форме — философской, религиозной, поэтической, естественнонаучной — указывали на единство человека и природы, призывали беречь ее. Древнеегипетские жрецы и православная церковь в России, китайские мудрецы и ученые античности, Леонардо да Винчи, Фрэнсис Бэкон, М.В. Ломоносов, А. Гумбольдт, В.В. Докучаев, Н.А. Северцев, А. Швейцер, В.И. Вернадский, А. Тейяр де Шарден, Н.Н. Моисеев, Ю. Одум — вот далеко не полный список имен деятелей цивилизации, вложивших свой труд в развитие науки о взаимодействии организмов между собой и окружающей природой, названной Э. Геккелем экологией [63].

Техническая направленность развития человеческой цивилизации отвела экологии, в основном, роль науки, выводы которой использовались главным образом для интенсивной эксплуатации природных ресурсов планеты. Практически любая техническая отрасль внесла свой вклад в разорение и загрязнение природной среды, в том числе и строительная как наиболее обобщающая деятельность по созданию искусственной среды обитания.

В истории формирования мировой архитектуры в экологическом отношении сложились два направления: конструктивно-образное противопоставление окружающей природе (в периоды пафоса техногенеза — древний мегалитизм, промышленная революция в Европе, эпоха преобразования природы XX в.) и биологическое эпигонство (заимствование тектонических принципов, зооморфизм, топофилия), реализованное в художественной интерпретации природных форм, включении элементов живой природы в искусственную среду обитания — от парков до фитодизайна в интерьере (рис. 1.4.13).

Урбанизация среды обитания с активным привлечением технических средств, ориентированных на утилитарное и экономическое применение, завершилась созданием ортогональных форм зданий и улиц, монотонностью стандартной архитектуры, серым цветом асфальта и бетона, над человеческим масштабом сооружений, вытеснением зеленых массивов за пределы городской черты, разрывом социальных контактов, значительным ухудшением условий жизни из-за всех видов загрязнения, в т.ч. акустического, информационного, эстетического.

В экологическом аспекте перед современной архитектурой и дизайном как завершающей фазой комфортной и художественной организации среды обитания стоит, таким образом, двойная задача:

- охрана окружающей природы и сохранение (восстановление) природного баланса;

- поддержание физиологического и психологического комфорта человека как естественного компонента экосистемы, цивилизованно расходующего и восполняющего ее ресурсы.

Благотворность психологического и эстетического воздействия живой природы на сознание человека оценена давно. Преклонение перед красотой и силами природы, ее аниматизация лежат в основе предпосылок становления материальной и духовной культуры людей. Оно выражалось в поклонении природным феноменам (дереву, камню, реке, водопаду), организации садово-парковых ансамблей, озеленении жилой среды, создании, в конце концов, ландшафтной архитектуры.

Одна из особенностей современной городской структуры — целевое возвращение природной среды в защищенные от воздействия вредностей изолированные резервации: экранированные от уличного транспорта скверы, атриумы, зимние сады и оранжереи, фитоуголки в интерьерах. Не пренебрегают и имитацией природных пейзажей из искусственных материалов. Благоприятное впечатление оставляет даже вид открытых стриженых газонов без объемных зеленых насаждений, озелененные откосы дорог и крыш, вертикальное озеленение поверхностей стен {рис. 1.4.14). Мероприятия этого рода называют биопозитивными.

Чрезмерная плотность застройки городских центров и вытеснение из них зелени (она просто не выдерживает повышенных концентраций ядовитых примесей в атмосфере), прямоугольность и заостренность объемов супермасштабных зданий, логарифмические фасады в виде решеток разной конфигурации, цветовой голод угнетающе действуют на психику горожан. Рекомендации видеоэкологии заставляют архитекторов искать более пластичные и выразительные решения облика зданий, осознавать необходимость сохранения в городской застройке открытых пространств дальнего взгляда, вносить в окраску фасадов живые, яркие цвета, обогащать городской партер малыми формами домашнего силуэта (рис. 1.4.15).

Разнообразие городской застройке придает фрагментарное включение малоэтажных сооружений, особенно на неудобьях. Технические сложности возведения окупаются их архитектурной образностью и живописностью ландшафтного дизайна (рис. 1.4.16).

В последнее время серьезное внимание уделяется т.н. геопатогенным факторам, оказывающим незримое, но весьма вредное влияние и на эксплуатацию зданий, и на здоровье жителей. Неудачный выбор места для строительства здания на рыхлых грунтах (V-образные зоны тектонических нарушений) приводит к их погружению в грунт и разрушению. А из-за повышенной проницаемости грунта на поверхность земли выходят глубинные газы, в т.ч. радон, провоцирующий болезни довольно широкого спектра, в том числе и онкологические.

 

В геопатогенной зоне активизировано геомагнитное поле планеты, оказывающее негативное биоэнергетическое воздействие. Пересечения силовых линий Земли образуют узлы высокой концентрации излучения, усиливающих воздействие электромагнитных колебаний электроаппаратуры и вибрации инженерных сетей. Их совместное действие вызывает нарушение обменных и иммунных процессов организма, сбои сердечного ритма и деятельности головного мозга [66].

Определение гиблых мест, доступное недавно только знахарям и лозоходцам, постепенно становится областью научной практики.

Генеральные требования при возведении здания, не загрязняющего среду в процессе строительства и минимально нарушающего структуру ландшафта, оставляя возможность его рекультивации, удачно сформулированы в Кодексе строителя, предложенном д.т.н. А.Н. Тетиором и перекликающемся с идеями Афинской хартии, разработанной выдающимся французским архитектором Ле Корбюзье [59, 128]. Вкратце эти требования сводятся к грамотному крупноформатному решению о целесообразности возведения здания на избранном участке сообразно всем экологическим природоохранным аспектам; к максимальной экологизации архитектурно-планировочного решения здания, органично и безопасно встроенного в среду; к всемерному сохранению существующего рельефа и режима грунтовых вод, сокращению количества и площади фундаментных опор, возвращению ландшафту его первозданного вида после завершения строительных работ; к созданию замкнутого цикла утилизации отходов и применению автономных средств по ликвидации загрязнений.

Например, заглубленные в землю здания представляют одну из форм экологической архитектуры. Они, не нарушая визуально природный пейзаж, максимально изолированы от многих внешних воздействий: шума, ветра, температурных перепадов {рис. 1.4.17).

Существуют различные способы нейтрализации ощущения подвала, представляющие интерес и для дизайнера. С другой стороны, обитание в среде, погруженной в землю, оставляет удивительное впечатление покоя, защищенности, надежности.

Большинство архитектурных конструкций, от фундамента и колонн до перекрытия, явно или неявно отражают свое происхождение от структур живых организмов, имеют бионическую природу. Кости животных и стволы растений показывают, что природа раньше человека изобрела прочные облегченные пространственные каркасы, двутавровые балки и фермы, армированные трубы и их пористое заполнение, фундаменты — распорки и кустовые сваи, оболочки в форме раковины, яйца и расплющенной капли, складчатые оболочки в виде листа пальмы, пневматические конструкции и полигональные структуры, напоминающие скелет радиолярий, и тому подобное {см. рис. 1.4.13).

На основе природных подсказок (конечно, надо, чтобы они попали на подготовленную почву) изобретаются системы утепления стен за счет парникового эффекта и перераспределения тепла в толще ограждения, создания искусственной шубы, дополняющей зимой толщину стены. Немало изобретательности вложено в разнообразные системы энергетического обеспечения среды обитания, в создание энергосберегающих и энергоактивных зданий на основе использования геотермальных вод, солнечной и ветровой энергии, биоэнергетики {рис. 1.4.18). Включение их в организм здания нередко существенно меняет его архитектурный облик.